Судебные решения

Апелляционное определение Московского городского суда от 04.06.2019 № 33-24062/2019

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 4 июня 2019 г. N 33-24062/2019

 

Судья: Мусимович М.В.

Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда в составе:

председательствующего судьи Семченко А.В.,

судей Рачиной К.А., Мызниковой Н.В.,

с участием прокурора Храмовой О.П.,

при секретаре И.,

рассмотрев в открытом судебном заседании по докладу судьи Рачиной К.А.

гражданское дело по апелляционной жалобе ПАО “МГТС”

на решение Замоскворецкого районного суда города Москвы от 26 декабря 2018 года, которым постановлено:

Восстановить М.Т.Г. на работу в ПАО “Московская городская телефонная сеть” в должности инженера электросвязи с 03 октября 2018 года.

Взыскать с ПАО “Московская городская телефонная сеть” в пользу М.Т.Г. заработную плату за время вынужденного прогула в размере 84 754,79 рублей, в счет компенсации морального вреда 15 000,00 рублей.

Взыскать с ПАО “Московская городская телефонная сеть” госпошлину в доход бюджета города Москвы 2 742,64 рубля,

установила:

Истец М.Т.Г. обратилась в суд с вышеназванным иском к ПАО “Московская городская телефонная сеть”, мотивируя свои требования тем, что согласно трудовому договору N ** от 11 ноября 1999 года являлась работником ПАО “Московская городская телефонная сеть” (ПАО МГТС). На основании дополнительного соглашения N * от 16 июня 2016 года в связи с изменением организационной структуры и штатного расписания истец с ее согласия была переведена в Департамент эксплуатации линейных сооружений Центр эксплуатации сооружений связи “Юг” Цех обслуживания кроссов на должность инженер электросвязи. Приказом N ***** от 01 октября 2018 г. действие трудового договора N ** от 11 ноября 1999 года прекращено, истец уволена с 02 октября 2018 г. с занимаемой должности по п. 2 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации (в связи с сокращением численности или штата работников организации). Истец с указанным увольнением была не согласна, поскольку оно было произведено без учета преимущественного права истицы на оставление на работе перед другими работниками, работодатель не учел тот факт, что истец имеет двух иждивенцев, а именно ребенка инвалида, дочь М., **** года рождения и сестру Г., **** года рождения, инвалида детства, проживающую совместно с истцом. Истец имеет высшее образование по специальности конструирование и технология радиоэлектронных средств и большей стаж работы перед другими оставленными на работе работниками. Ссылаясь на изложенное, истец просила суд восстановить ее на работе в должности инженер электросвязи Центра эксплуатации сооружений связи “Юг” Цех обслуживания кроссов Департамента эксплуатации линейных сооружений ОАО “Московская городская телефонная сеть”, взыскать с ПАО МГТС заработную плату за время вынужденного прогула, в счет компенсации морального вреда 50 000 руб.

В судебное заседание суда первой инстанции истец и ее представитель по доверенности А. явились, доводы иска и требования поддержали в полном объеме, просили суд иск удовлетворить.

Представитель ответчика, действующий по доверенности Л., в суд первой инстанции явился, возражал против удовлетворения исковых требований по доводам представленных письменных возражений на иск.

Судом постановлено указанное решение, об отмене которого по доводам апелляционной жалобы просит представитель ответчика ПАО МГТС, ссылаясь на его незаконность и необоснованность.

Истец М.Т.Г. в заседание суда апелляционной инстанции не явилась, извещена надлежащим образом, в связи с чем, судебная коллегия пришла к выводу о возможности рассмотреть дело в ее отсутствие.

Проверив материалы дела, выслушав представителя ответчика по доверенности П., поддержавшего доводы апелляционной жалобы, заключение прокурора, полагавшей решение суда законным и обоснованным, обсудив доводы апелляционной жалобы, судебная коллегия не усматривает оснований для отмены или изменения решения суда.

В соответствии с Постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 19 декабря 2003 года N 23 “О судебном решении” решение является законным в том случае, когда оно принято при точном соблюдении норм процессуального права и в полном соответствии с нормами материального права, которые подлежат применению к данному правоотношению.

Читайте также:  Последствия несоответствия профстандарту

Решение является обоснованным тогда, когда имеющие значение для дела факты подтверждены исследованными судом доказательствами, удовлетворяющими требованиям закона об их относимости и допустимости, или обстоятельствами, не нуждающимися в доказывании (статьи 55, 59 – 61, 67 ГПК РФ), а также тогда, когда оно содержит исчерпывающие выводы суда, вытекающие из установленных фактов.

В соответствии со статьей 330 ГПК РФ основаниями для отмены или изменения решения суда в апелляционном порядке являются: неправильное определение обстоятельств, имеющих значение для дела; недоказанность установленных судом первой инстанции обстоятельств, имеющих значение для дела; несоответствие выводов суда первой инстанции, изложенных в решении суда, обстоятельствам дела; нарушение или неправильное применение норм материального права или норм процессуального права.

Таких нарушений при рассмотрении настоящего дела судом первой инстанции допущено не было.

В соответствии с пунктом 2 части первой статьи 81 ТК РФ, основанием прекращения трудового договора является сокращение численности или штата работников организации, индивидуального предпринимателя.

В соответствии со ст. 180 ТК РФ, при проведении мероприятий по сокращению численности или штата работников организации работодатель обязан предложить работнику другую имеющуюся работу (вакантную должность) в соответствии с частью третьей статьи 81 настоящего Кодекса.

Расторжение трудового договора с работником по пункту 2 части первой статьи 81 Кодекса возможно при условии, что он не имел преимущественного права на оставление на работе (статья 179 ТК РФ) и был предупрежден персонально и под роспись не менее чем за два месяца о предстоящем увольнении (часть вторая статьи 180 ТК РФ).

В соответствии со ст. 373 ТК РФ при принятии решения о возможном расторжении трудового договора в соответствии с пунктами 2, 3 или 5 части первой статьи 81 настоящего Кодекса с работником, являющимся членом профессионального союза, работодатель направляет в выборный орган соответствующей первичной профсоюзной организации проект приказа, а также копии документов, являющихся основанием для принятия указанного решения.

В случае, если выборный орган первичной профсоюзной организации выразил несогласие с предполагаемым решением работодателя, он в течение трех рабочих дней проводит с работодателем или его представителем дополнительные консультации, результаты которых оформляются протоколом. При недостижении общего согласия по результатам консультаций работодатель по истечении десяти рабочих дней со дня направления в выборный орган первичной профсоюзной организации проекта приказа и копий документов имеет право принять окончательное решение, которое может быть обжаловано в соответствующую государственную инспекцию труда.

Судом установлено и следует из материалов дела, что М.Т.Г. работала в ПАО “МГТС” на основании трудового договора N ** от 11 ноября 1999 г., с 16 июня 2016 г. в должности инженера электросвязи Департамента эксплуатации линейных сооружений Центра эксплуатации сооружений связи “Юг” Цех обслуживания кроссов.

В целях повышения эффективности производственных процессов приказом Генерального директора ПАО МГТС от 29 июня 2018 г. N *** в организационную структуру ПАО МГТС внесены изменения в части Блока по технике и информационным технологиям, пунктом 1.10 данного приказа с 01 октября 2018 года Цех обслуживания кроссов Центра эксплуатации сооружений связи “Юг” Департамента эксплуатации линейных сооружений, где работала истец, упразднен.

На основании данного приказа в штатное расписание ПАО МГТС внесены соответствующие изменения: все должности Цеха обслуживания кроссов Центра эксплуатации сооружений связи “Юг” Департамента эксплуатации линейных сооружений из штатного расписания исключены, в том числе, должность инженера электросвязи, которую занимала истец (приказ от 02 июля 2018 г. N ***).

31 июля 2018 года истцу в соответствии со ст. 180 Трудового кодекса РФ выдано уведомление о предстоящем увольнении в связи с сокращением ее должности и предложены вакантные должности, имевшиеся у работодателя по состоянию на 31 июля 2018 г. От предложенных вакансий М.Т.Г. отказалась.

Читайте также:  Сокращение работника: расчет среднего заработка

Сведения о предполагаемом увольнении истца в связи с сокращением занимаемой должности 02 июля 2018 г. были направлены в Центр занятости населения ЦАО г. Москвы.

Поскольку М.Т.Г. является членом профсоюзной организации, 18 сентября 2018 г. было получено мотивированное мнение профсоюзного комитета первичной профсоюзной организации работников ПАО МГТС: профсоюзный орган выразил несогласие с решением работодателя о расторжении трудового договора с М.Т.Г. По результатам проведения дополнительных консультаций по данному вопросу профсоюзный комитет посчитал возможным расторжение трудового договора с М.Т.Г. по п. 2 ч. 1 ст. 81 ТК РФ (протокол от 27 сентября 2018 г.).

02 октября 2018 г. М.Т.П. уволена по пункту 2 части первой статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации в связи с сокращением численности работников организации (приказ от 01 октября 2018 г. N *************).

В день увольнения истцу был предоставлен для ознакомления список вакансий, имевшихся у работодателя по состоянию на 02 октября 2018 г. От ознакомления со списком вакансий истец отказалась, о чем был составлен соответствующий акт от 02 октября 2018 г.

Допрошенные в ходе судебного разбирательства в суде первой инстанции свидетели К. и И. показали суду, что являются сотрудниками отдела кадров и знакомили истца со списком вакансий в день увольнения истца 02 октября 2018 г.; показали, что сами список вакансий не формируют, список вакансий получают из отдела персонала или отдела мотивации и какие там имеются вакансии не знают; ознакомление со списком происходит чисто формально, чтобы соблюсти порядок увольнения; сотрудники отдела кадров эти списки не изучают и не проверяют каждую вакансию для каждого конкретного сотрудника; свидетель И. показала также, что на момент ознакомления истца 02 октября 2018 г. со списком вакансий по состоянию на 02 октября 2018 г. она (И.) знала, что в этом списке имеется вакансия инженера электросвязи, но истцу об этом не сказала; истцу было предложено ознакомиться со всем списком; истец отказалась и об этом составлен акт.

Истец в судебном заседании пояснила, что сотрудники отдела кадров ей сообщили, что это такой же список вакансий, который ей предлагался и ранее 31 июля 2018 года и ею подписывался, о том, что там появились новые должности (всего в списке более 300 вакансий), в том числе и те, которые она могла бы занимать, ей не сообщили, в связи с чем она отказалась с ним знакомиться.

Разрешая спор и удовлетворяя исковые требования в части восстановления на работе, суд первой инстанции пришел к верному выводу, что работодателем при увольнении истца был нарушен порядок увольнения, поскольку из представленных ответчиком суду документов следует, что вакантные должности инженера электросвязи образовались 01 октября 2018 г. и были предложены другим сотрудникам, кроме того, в штатном расписании ответчика образовались и нижестоящие должности – электромеханик связи, которые на 01 и 02 октября 2018 г. также были вакантны, но которые не были предложены истцу.

Доводы ответчика в той части, что истцу 02 октября 2018 г. была предложена одна должность инженера электросвязи в общем списке вакансий, обоснованно отклонены судом, поскольку истцу должны были быть предложены все имеющиеся вакансии, образовавшиеся 01 и 02 октября 2018 г., в том числе и все нижестоящие должности. Суд также принял во внимание объяснения истца о том, что она отказалась с ним знакомиться, полагая, что он аналогичен ранее предлагаемому.

Таким образом, судом установлено нарушение ответчиком при увольнении истца порядка увольнения в части не предложения истцу всех имеющихся вакансий, при этом, суд исходил из того обстоятельства, что порядок увольнения истца нарушен еще и в том смысле, что целью ответчика при ознакомлении со списком вакансий, является не как таковое трудоустройство сотрудника, а лишь формальное соблюдение порядка увольнения, что подтверждается как письменными материалами дела, так и показаниями допрошенных судом свидетелей.

Читайте также:  Апелляционное определение Волгоградского областного суда от 19.09.2019 по делу № 33-12590/2019

Данное положение вещей, по мнению суда, противоречит правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, изложенной в Постановлениях от 27 декабря 1999 г. N 19-П и от 15 марта 2005 г. N 3-П, положений статьи 37 Конституции Российской Федерации, в силу которых следует, что обусловливая свободу трудового договора, право работника и работодателя по соглашению решать вопросы, связанные с возникновением, изменением и прекращением трудовых отношений, предопределяют вместе с тем обязанность государства обеспечивать справедливые условия найма и увольнения, в том числе надлежащую защиту прав и законных интересов работника, как экономически более слабой стороны в трудовом правоотношении при расторжении трудового договора по инициативе работодателя, что согласуется с основными целями правового регулирования труда в Российской Федерации как социальном правовом государстве (часть 1 статьи 1; статьи 2 и 7 Конституции Российской Федерации).

Поскольку суд пришел к выводу, что увольнение незаконно, так как нарушен порядок увольнения истца, суд восстановил М.Т.Г. на работе в должности инженера электросвязи с 03 октября 2018 г. и на основании ст. ст. 234, 237, ст. 394 Трудового кодекса РФ взыскал с ответчика в ее пользу средний заработок за время вынужденного прогула в размере 84 754,79 руб. за вычетом выплаченного выходного пособия и компенсацию морального вреда в размере 15 000 руб., что соответствует требованиям разумности и соразмерности, степени нравственных страданий истца.

Судебная коллегия соглашается с приведенными выводами суда первой инстанции и считает, что они основаны на надлежащей оценке доказательств по делу, сделаны в соответствии с нормами материального права, регулирующего спорные правоотношения и при правильном установлении обстоятельств, имеющих значение для дела.

Доводы апелляционной жалобы ответчика о том, что право набора персонала и предложение вакантных должностей во вновь созданном подразделении принадлежит работодателю, истцу были предложены все имеющиеся вакансии, в том числе, должности электромеханика связи и инженер электросвязи присутствовали в списке вакансий, судебной коллегией отклоняются, поскольку в день увольнения сотрудники отдела кадров не сообщили истцу о наличии данных вакансий, которые открылись только 01 и 02 октября 2018 г. Указанные доводы апелляционной жалобы направлены на переоценку обстоятельств и представленных сторонами доказательств, вместе с тем, по мнению судебной коллегии, доказательства оценены судом по правилам ст. 67 ГПК РФ, оснований не согласиться с приведенной в решении суда оценкой доказательств, у судебной коллегии не имеется.

При таких данных, судебная коллегия приходит к выводу, что, разрешая спор, суд, руководствуясь нормами действующего трудового законодательства, правильно определил юридически значимые обстоятельства; данные обстоятельства подтверждены материалами дела и исследованными доказательствами, которым дана надлежащая оценка в соответствии с требованиями ст. 67 ГПК РФ; выводы суда соответствуют установленным обстоятельствам; нормы материального и процессуального права при разрешении данного трудового спора судом применены верно; правовых оснований для отмены решения суда, предусмотренных ст. 330 ГПК РФ, в апелляционной жалобе не приведено.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 328, 329 ГПК РФ, судебная коллегия,

определила:

Решение Замоскворецкого районного суда города Москвы от 26 декабря 2018 года оставить без изменения, апелляционную жалобу ПАО “МГТС” – без удовлетворения.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Теги: #вакансия #сокращение #увольнение

Понравилась статья? Поделитесь ссылкой с друзьями:

Комментарии