Судебные решения

Определение Шестого КС общей юрисдикции от 23.07.2020 по делу № 88-16008/2020

Эксперт — кадровый и бухгалтерский учет

ШЕСТОЙ КАССАЦИОННЫЙ СУД ОБЩЕЙ ЮРИСДИКЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 23 июля 2020 г. по делу N 88-16008/2020

Дело N 2-1710/2019

 

Судебная коллегия по гражданским делам Шестого кассационного суда общей юрисдикции в составе:

председательствующего Юровой О.В.,

судей Бросовой Н.В., Ившиной Т.В.,

рассмотрела в открытом судебном заседании кассационную жалобу Ф. на решение Иглинского межрайонного суда Республики Башкортостан от 17 декабря 2019 года и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Башкортостан от 12 марта 2020 года по гражданскому делу N 2-1710/2019 по иску Ф. к ПАО “Башинформсвязь”, Иглинскому линейно-техническому цеху Центрального МЦТЭТ о признании незаконным отказа в предоставлении дополнительных отпусков с сохранением среднего заработка, взыскании среднего заработка, компенсации морального вреда.

Заслушав доклад судьи Юровой О.В., объяснение Ф., проверив материалы дела, судебная коллегия

 

установила:

 

Ф. обратился в суд с иском к Публичному акционерному обществу “Башинформсвязь” (далее – ПАО “Башинформсвязь”), Иглинскому линейно-техническому цеху Центрального МЦТЭТ о признании незаконным отказа в предоставлении дополнительных отпусков с сохранением среднего заработка, взыскании среднего заработка, компенсации морального вреда.

В обоснование предъявленных требований Ф. указал, что на основании трудового договора от 03 октября 2017 года и приказа N 10-03-21-50701/л от 03 октября 2017 года с 16 октября 2017 года и по настоящее время он работает в Иглинском линейно-техническом цехе Центрального МЦТЭТ ПАО “Башинформсвязь” в должности инженера электросвязи 2 категории. Он имеет высшее образование квалификации “Инженер” по специальности “Физика и техника оптической связи”, полученное им в ГОУ ВПО “Башкирский государственный университет”, что подтверждается дипломом от 28 июня 2004 года. В 2018 году он поступил в Архитектурно-строительный институт ФГБОУ ВО “Уфимский государственный нефтяной технический университет” (заочная форма) по специальности 08.04.01 Строительство (Промышленное гражданское строительство, МПГ 043-18-01), уровень “магистратура”. С начала обучения в указанном вузе и по настоящее время имелись следующие периоды, в течение которых ему в связи его учебой было необходимо отрываться от производства: с 12 ноября 2018 года по 18 ноября 2018 года (7 календарных дней) – установочная сессия; с 28 января 2019 года по 17 февраля 2019 года (21 календарный день) – промежуточная аттестация; с 10 июня 2019 года по 30 июня 2019 года (21 календарный день) – промежуточная аттестация. В каждом из перечисленных периодов он обращался к работодателю с заявлениями о предоставлении ему дополнительных отпусков с сохранением среднего заработка, однако в удовлетворении его требований было отказано. Ввиду отказа в предоставлении дополнительных отпусков он был вынужден использовать для обучения дни своего ежегодного оплачиваемого отпуска, либо брать отпуск без сохранения заработной платы. Полагает, что отказ работодателя в предоставлении ему дополнительных отпусков с сохранением заработка является незаконным. Так, отказывая в предоставлении дополнительных оплачиваемых отпусков, работодатель указывал на то, что обучение по программе магистратуры является для него получением второго высшего образования. Такой довод он считает несостоятельным, поскольку полученное им в 2004 году высшее профессиональное образование по специальности “Физика и техника оптической связи” с присвоением квалификации “дипломированный специалист” применительно к действующей в настоящее время классификации специальностей, соответствует степени “бакалавр”. Бакалавриат и магистратура являются разными уровнями высшего профессионального образования, а стало быть, обучаясь в высшем учебном заведении по степени “магистратура”, он впервые получает высшее профессиональное образование соответствующего уровня и имел право на предоставление дополнительных отпусков с сохранением среднего заработка. Поскольку предусмотренные законом дополнительные оплачиваемые отпуска ему предоставлены не были, то с ответчика подлежит взысканию средний заработок за соответствующие периоды: за период с 12 ноября 2018 года по 18 ноября 2018 года (7 календарных дней) в размере 7038,22 руб.; за период с 28 января 2019 года по 17 февраля 2019 года (21 календарный день) в размере 2 114,66 руб.; за период с 10 июня 2019 года по 30 июня 2019 года (21 календарный день) в размере 20678,70 руб. Кроме того, отказом ответчика в предоставлении предусмотренных законом дополнительных оплачиваемых отпусков истцу причинен моральный вред, который он оценивает в размере 20000 руб..

Читайте также:  Может ли работодатель отправить в неоплачиваемый отпуск в связи с коронавирусом

Решением Иглинского межрайонного суда Республики Башкортостан от 17 декабря 2019 года в удовлетворении исковых требований Ф. к ПАО “Башинформсвязь”, Иглинскому линейно-техническому цеху Центрального МЦТЭТ о признании незаконным отказа в предоставлении дополнительных отпусков с сохранением среднего заработка, взыскании среднего заработка, компенсации морального вреда, отказано.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Башкортостан от 12 марта 2020 года решение Иглинского межрайонного суда Республики Башкортостан от 17 декабря 2019 года оставлено без изменения.

В кассационной жалобе Ф. просит решение и апелляционное определение отменить, принять по делу новое решение об удовлетворении его исковых требований, ссылается на неправильное применение норм материального права, неправильную оценку обстоятельств по делу.

Выслушав объяснение Ф., поддержавшего доводы кассационной жалобы, проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия находит кассационную жалобу не подлежащей удовлетворению.

Согласно части 1 статьи 379.7 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений кассационным судом общей юрисдикции являются несоответствие выводов суда, содержащихся в обжалуемом судебном постановлении, фактическим обстоятельствам дела, установленным судами первой и апелляционной инстанций, нарушение либо неправильное применение норм материального права или норм процессуального права.

Как установлено судом, 16 октября 2017 года Ф. принят на работу в Универсальную межрайонную мобильную бригаду Центрального МЦТЭТ ПАО “Башинформсвязь” на должность инженера электросвязи 2 категории на основании приказа о приеме на работу от 16 октября 2017 года N 10-03-21-50701/л и трудового договора от 03 октября 2017 года.

09 апреля 2018 года на основании приказа о переводе от 06 апреля 2018 года N 04-06-20-50701/л истец переведен на должность инженера электросвязи категории в Универсальную мобильную группу обслуживания сел N 1 Линейно-технического цеха “Иглинский” Центрального МЦТЭТ ПАО “Башинформсвязь”, заключено дополнительное соглашение об изменении условий трудового договора от 06 апреля 2018 года.

18 июня 2004 года истцу присуждена квалификация инженер по специальности “Физика и техника оптической связи”, что подтверждается дипломом о высшем образовании ВСБ 0920796, выданным 28 июня 2004 года ГОУ ВПО “Башкирский государственный университет”.

Истец обучается по заочной форме обучения в ФГБОУ ВО “УГНТУ” на платном отделении магистратуры по направлению 08.04.01 Строительство (Промышленное и гражданское строительство, МПГО43-18-01).

31 октября 2018 года истец обратился к ответчику с заявлением о предоставлении ежегодного оплачиваемого отпуска продолжительностью 14 календарных дней на период с 12 ноября 2018 года по 25 ноября 2018 года.

Приказом от 31 октября 2018 года N 10-31-03-50701/о истцу предоставлен ежегодный оплачиваемый отпуск продолжительностью 14 календарных дней на период с 12 ноября 2018 года по 25 ноября 2018 года.

Судом установлено, что истец с письменным заявлением в адрес ответчика о предоставлении ученического отпуска продолжительностью 14 календарных дней на период с 12 ноября 2018 года по 25 ноября 2018 года, а также с 12 ноября 2018 года по 18 ноября 2018 года, не обращался, письменного ответа об отказе в предоставлении указанного ученического отпуска также ответчиком не было дано истцу и последним не было получено.

10 января 2019 года истец обратился к ответчику с заявлением о предоставлении учебного отпуска без сохранения заработной платы продолжительностью 12 календарных дней с 04 февраля 2019 года по 15 февраля 2019 года.

Приказом от 04 февраля 2019 года N 02-04-07-50701/о истцу предоставлен учебный отпуск без сохранения заработной платы продолжительностью 12 календарных дней с 04 февраля 2019 года по 15 февраля 2019 года.

Читайте также:  Продолжительность дополнительного отпуска, предоставляемого чернобыльцам

При этом, как установлено судом, письменного заявления от истца в адрес ответчика о предоставлении ученического отпуска продолжительностью 14 календарных дней на период с 04 февраля 2019 года по 15 февраля 2019 года, а также с 28 января 2019 года по 17 февраля 2019 года, не поступало, письменного ответа об отказе в предоставлении указанного ученического отпуска также ответчиком не было дано истцу и последним не было получено.

20 мая 2019 года истец обратился к ответчику с заявлением о предоставлении оплачиваемого учебного отпуска продолжительностью 21 календарный день на период с 10 июня 2019 года по 30 июня 2019 года.

ПАО “Башинформсвязь” своим ответом от 27 мая 2019 года истцу отказано в предоставлении оплачиваемого учебного отпуска продолжительностью 21 календарный день на период с 10 июня 2019 года по 30 июня 2019 года со ссылкой на то, что истец получает второе высшее образование, поскольку 18 июня 2004 года истцу присуждена квалификация инженер по специальности “Физика и техника оптической связи”, что подтверждается дипломом о высшем образовании ВСБ 0920796, выданным 28 июня 2004 года ГОУ ВПО “Башкирский государственный университет”.

Разрешая спор, руководствуясь положениями Федерального закона от 29 декабря 2012 года N 273-ФЗ “Об образовании в Российской Федерации”, суд первой инстанции пришел к выводу о том, что ответчик принял обоснованное решение об отказе в удовлетворении заявленных Ф. требований.

Суд апелляционной инстанции согласился с такими выводами суда первой инстанции. При этом указал, что истец в 2004 году получил диплом по квалификации “инженер”, в то время как в магистратуре обучается по другому направлению – 08.04.01 Строительство (Промышленное и гражданское строительство, МПГО43-18-01), то есть другому виду профессиональной деятельности, в связи с чем нет оснований говорить о повышении истцом при обучении по программе магистратуры полученной ранее, при обучении в ГОУ ВПО “Башкирский государственный университет”, квалификации, под которой в силу пункта 5 статьи 2 Федерального закона от 29 декабря 2012 года N 273-ФЗ понимается уровень знаний, умений, навыков и компетенции, характеризующий подготовленность к выполнению определенного вида профессиональной деятельности, а согласно пункту 12 статьи 2 данного Закона профессиональное образование – вид образования, который направлен на приобретение обучающимися в процессе освоения основных профессиональных образовательных программ знаний, умений, навыков и формирование компетенции определенных уровня и объема, позволяющих вести профессиональную деятельность в определенной сфере и (или) выполнять работу по конкретным профессии или специальности.

В соответствии с частью 1 статьи 379.6 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации кассационный суд общей юрисдикции проверяет законность судебных постановлений, принятых судами первой и апелляционной инстанций, устанавливая правильность применения и толкования норм материального права и норм процессуального права при рассмотрении дела и принятии обжалуемого судебного постановления, в пределах доводов, содержащихся в кассационных жалобе, представлении, если иное не предусмотрено Гражданским процессуальным кодексом Российской Федерации.

Согласно части 3 статьи 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации кассационный суд общей юрисдикции не вправе устанавливать или считать доказанными обстоятельства, которые не были установлены либо были отвергнуты судом первой или апелляционной инстанции, предрешать вопросы о достоверности или недостоверности того или иного доказательства, преимуществе одних доказательств перед другими и определять, какое судебное постановление должно быть принято при новом рассмотрении дела. Дополнительные доказательства судом кассационной инстанции не принимаются.

Судебная коллегия не усматривает оснований для отмены принятых решения и апелляционного определения по доводам кассационной жалобы.

В соответствии с частью 1 статьи 177 Трудового кодекса Российской Федерации гарантии и компенсации работникам, совмещающим работу с получением образования, предоставляются при получении образования соответствующего уровня впервые. Указанные гарантии и компенсации также могут предоставляться работникам, уже имеющим профессиональное образование соответствующего уровня и направленным для получения образования работодателем в соответствии с трудовым договором или ученическим договором, заключенным между работником и работодателем в письменной форме.

Читайте также:  Постановление КС РФ от 28.11.2019 № 37-П

Согласно пункту 5 статьи 27 Закона Российской Федерации от 10 июля 1992 года N 3266-1 “Об образовании”, действовавшего на момент обучения истца в ГОУ ВПО “Башкирский государственный университет”, в Российской Федерации устанавливались следующие образовательные уровни (образовательные цензы): 1) основное общее образование; 2) среднее (полное) общее образование; 3) начальное профессиональное образование; 4) среднее профессиональное образование; 5) высшее профессиональное образование; 6) послевузовское профессиональное образование.

До внесения изменений в пункт 5 статьи 27 Закона Российской Федерации от 10 июля 1992 N 3266-1 высшее профессиональное образование было предусмотрено в качестве одного из образовательных уровней, без деления его на ступени.

В соответствии с пунктом 5 части 1 статьи 108 Федерального закона от 29 декабря 2012 года N 273-ФЗ “Об образовании в Российской Федерации”, вступившего в силу с 01 сентября 2013 года, установленные в Российской Федерации до дня вступления в силу настоящего Федерального закона, приравниваются к уровням образования, установленным настоящим Федеральным законом, в предусмотренном данной нормой закона порядке, в частности высшее профессиональное образование – подготовка специалиста или магистратура – к высшему образованию – специалитету или магистратуре.

Согласно части 5 статьи 10 данного Закона в Российской Федерации устанавливаются следующие уровни профессионального образования: 1) среднее профессиональное образование; 2) высшее образование – бакалавриат; 3) высшее образование – специалитет, магистратура; 4) высшее образование – подготовка кадров высшей квалификации.

Таким образом, специалитет и магистратура отнесены к одному уровню высшего образования.

Пунктом 5 статьи 4 Федерального закона от 24 октября 2007 года N 232-ФЗ “О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации (в части установления уровней высшего профессионального образования)”, утратившего силу с 01 сентября 2013 года, установлено, что квалификация “дипломированный специалист”, присвоенная имеющим государственную аккредитацию образовательным учреждением высшего профессионального образования до прекращения в Российской Федерации обучения по программам подготовки дипломированного специалиста, приравнивается к квалификации (степени) “специалист”.

Доводы кассационной жалобы Ф. о том, что обучение в ФГБО УАО “УГНТУ” не является для него получением второго высшего образования, а является магистратурой, в которую он поступил впервые, были предметом оценки судов первой и апелляционной инстанции, обоснованно ими отвергнуты.

Иные обстоятельства, на которые ссылается заявитель, были предметом рассмотрения в судах нижестоящих инстанций, получили надлежащую правовую оценку, при этом выводов судов не опровергают, а сводятся лишь к несогласию с правовой оценкой установленных обстоятельств и фактически являются позицией заявителя, основанной на неверном толковании норм действующего законодательства, что не может служить основанием для отмены состоявшихся по делу судебных актов в кассационном порядке.

Доводы заявителя кассационной жалобы не подтверждают нарушений норм материального и процессуального права, повлиявших на исход дела, и фактически основаны на несогласии с оценкой обстоятельств дела, поэтому не могут служить основанием для кассационного пересмотра состоявшихся по делу судебных постановлений.

При таких данных судебная коллегия не находит предусмотренных статьей 379.7 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации оснований для отмены обжалуемых решения и апелляционного определения по доводам кассационной жалобы Ф.

Руководствуясь статьями 379.6, 379.7, 390 и 390.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

 

определила:

 

решение Иглинского межрайонного суда Республики Башкортостан от 17 декабря 2019 года и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Башкортостан от 12 марта 2020 года оставить без изменения, кассационную жалобу Ф. – без удовлетворения.

 

Председательствующий

О.В.ЮРОВА

Судьи

Н.В.БРОСОВА

Т.В.ИВШИНА

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Теги: #отпуск #учебный отпуск

Понравилась статья? Поделитесь ссылкой с друзьями:

Комментарии